Bleach: There we died

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: There we died » лас ночес; » Комната Хинамори


Комната Хинамори

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

...

0

2

Начнём, пожалуй, помолясь

Не смотря на своё будоражащую воображение мыслями "Как, чёрт возьми, это построили?" величественность Лас Ночес не нравился Хинамори. Бесконечные коридоры, похожие один на другой, такие же одинаковые - и, как ни странно, в большинстве своём пустые - залы... Не то чтобы её сильно беспокоила "неуютность" помещений, и, тем не менее, подобная страсть к аскетизму была весьма странной. Впрочем, так или иначе, это всё было не важно. В комнате, выделенной Хинамори, количество какой-либо мебели тоже было сведено к минимуму, но и это тоже мало её беспокоило. Вообще, умение придавать минимум значения всем вещам, кроме единственно-важной цели, определённо был её сильной стороной - тем более что в эту комнату она, по возможности, старалась приходить только спать. Не то чтобы во время пребывания в ней Момо изнывала от безделья - просто для того, чтобы отогнать навязчиво лезшие в голову мысли о содеянном, плавно перетекавшие в угрызения совести, необходимо было хоть чем-то заниматься. Даже если это "что-то" - всего лишь лишённое особой цели хождение по пустым коридорам.

Однако, в этот раз ей было сказано ждать у себя – к ней должен был придти кто-то из старших подчинённых Айзена, так называемой «Эспады». Момо не особо вдавалась в тонкости иерархии армии арранкаров, а с членами Эспады лично знакома не была, так что о том, кто это будет, могла лишь догадываться. Тот, по словам Айзена, должен был проинструктировать её о тонкостях того, чем в ближайшее время предстоит заниматься – и, строго говоря, не сказать, что данных инструкций Хинамори жаждала с нетерпением. В конце концов, основная задача – личная охрана Владыки – была ей прекрасно известна, и едва ли какие-либо дополнительные тонкости были в этом деле существенны. Так что ожидание – и, как ожидала Хинамори, и сама встреча – были лишь рутинной и ни на что особо не влияющей формальностью. Странно, конечно, было видеть подобные формальности в царстве пустых, в котором законов и правил, окромя разве что закона джунглей, не существует, но что поделать?

Так или иначе, Момо расслабленно сидела на кровати, уставившись в то место на стене, где на самом деле была дверь, изо всех сил стараясь ни о чём не думать. Получалось плохо – в голове настойчиво возникали безрадостные картины «обезглавленного» Сейрейтея. Что ж, заметила про себя она, зато у всех шинигами определённо были дела поважнее, нежели какие-либо мероприятия по её поимке – в том, что смертный приговор уже вынесен без суда и следствия, Момо как-то не сомневалась. А посему в ближайшее время можно было не беспокоиться, что исполнению её цели кто-нибудь помешает – то есть, что ему помешает кто-нибудь из шинигами, конечно же. В любом случае – подумала Хинамори, вставая с кровати – будем надеяться, что после исполнения замысла возможность объясниться перед товарищами всё-таки будет. Правда, едва ли они к этому отнесутся с пониманием, и тем не менее. Но это – только после того, как Айзен будет убит, рассудила она – в конце концов, «предатель, уничтоживший Айзена» - это чуть лучше, чем просто «Предатель»... Шаги за стеной, а затем - характерный скрип начавшей отодвигаться "двери" оторвал Момо от размышлений, однако, она так и осталась стоять лицом к двери.

0

3

Отыгрыш за Ulquiorra Schiffer

Улькиорра не спеша шел по коридорам замка. Едва он успел вернутся с одного задания, как его сразу же отправили на следующее. Да еще и какое. Быть нянькой для шинигами которая вроде бы и предала своих, и в то же время не предала. Он слышал уже о таких шинигами внутри которых живет пустой. Которые владеют силой пустых, хоть и не всей, но все же... Доверять шинигами нельзя. У них в генах заложено то что пустых надо уничтожать.
Свернув в последний раз, Улькиорра оказался в длинном коридоре, в конце которого была дверь. За этой дверью находилась цель его задания. Рассказать что к чему, присмотреть за девочкой... Может еще с ложечки покормить? Хотя если Айзен-сама прикажет, то он исполнит и это. Вот он прошел половину пути, вот осталась четверть пути... Достигнув двери, Улькиорра вытащил правую руку из прорези хакама, и открыв ею дверь, вошел в комнату. Девушка была у самой двери, видимо собиралась куда-то, но Улькиора явно нарушил ее планы своим появлением.

0

4

Строго говоря, с экстравагантной внешностью обладателей белокаменной цитадели Хинамори давно уже успела смириться. Бывало, как говорится, и похуже - а посему неестественно белая кожа вошедшего её нисколько не смутила. А что до каменного выражения лица... На него девушка, кажется, и вовсе не обратила внимания. Вместо этого она лишь сделала шаг назад, учтиво поклонилась - скорее по привычке, нежели по необходимости или сознательному желанию - а затем, уже специально, продублировала приветствие вслух:
- Доброй ночи, - как бы иронично это в сложившейся ситуации на звучало. Увы, ни обычаи Уэко Мундо, ни сам вошедший арранкар не были Момо знакомы, так что наиболее правильной ей представлялась нейтрально-вежливая манера разговора. Тем более что крутой нрав местного населения был ей прекрасно известен, а иные представители Эспады своей силой превосходили ослабленного сейчас Айзена - а вошедший определённо был из Эспады, и пост в ней занимал далеко не последний. Так что лишний раз его злить было незачем.

Нет, не то чтобы Хинамори его боялась, и дело было не только в «силе, превосходящей любой банкай», не так давно ей дарованной. Просто, в самом деле – что может напугать того, кто заранее смирился со своей скорой кончиной? Так или иначе стоять в дверях смысла не было, а потому Момо немного нервно отошла в сторону, одновременно сказав:
– Входите, пожалуйста, - в силу практически полного отсутствия мебели это было не более чем жестом вежливости, и тем не менее, – Это о вас говорил капитан Айзен?
Со стороны этого заметно, конечно же, не было, но слово «капитан» она в этот раз добавила не бессознательно, как, бывало, это случалось ей делать прежде, а намеренно. Иллюзия по-прежнему тёплых чувств и искренней преданности была для исполнения её цели необходима, а посему Момо не упускала возможности её лишний раз продемонстрировать. И что, что не самому Айзену? Арранкар наверняка должен был передать ему текст беседы… И потом, девушка всё ещё подозревала, что все комнаты замка им постоянно прослушиваются.

– Он сказал, что вы введёте меня в курс дела. Так что – внимательно вас слушаю, – закончила, наконец, она. Переход сразу к делу, в любой другой ситуации не совсем вежливый, Момо сочла уместным, как только рассмотрела поподробнее лицо вошедшего. Настолько бесстрастное выражения ей прежде наблюдать не случалось – оно было просто неестественно спокойным, настолько, что казалось, будто оно принадлежало статуе. Причём статуя явно сваянная не с натуры, поскольку едва ли модель смогла бы сохранять такое лицо. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что лёгкую версию этой бесстрастной маски она сейчас изображала сама. Не столь совершенную, конечно – но, в частности, некоторого эмоционального напряжения, которое Хинамори сейчас испытывала, её лицо совершенно не выражало. Ничего хорошего, конечно – сама по себе она была несколько более открытой – но того уж требовала ситуация. Про себя она отметила, что, если спокойствие своё арранкар тоже лишь изображал, то изображал довольно плохо. То есть, изображал-то хорошо - настолько хорошо, что лишком «вопиющим», бросающимся в глаза, а оттого и кажущимся наигранным оно было.

+1


Вы здесь » Bleach: There we died » лас ночес; » Комната Хинамори